logo.gif

Белянцев Николай
эксперт комиссии РСПП
Все посты автора

Госпрограмма разоружения. Финансовое ведомство экономит на национальной безопасности
08.30.2016

Госпрограмма разоружения. Финансовое ведомство экономит на национальной безопасности

Финансовое ведомство экономит на национальной безопасности.

В соответствии с принятым в нашей стране порядком новая Государственная программа вооружения (ГПВ) разрабатывается каждые пять лет на десятилетний период. Соответственно ГПВ-2025 должна была начать свою «жизнь» в 2016-м. Но этого не произошло и уже не произойдет. В чем тут причина, что предлагается этой программой и какие проблемы возникли при ее утверждении?

Дело в том, что разразившийся мировой экономический кризис, изменение межгосударственных экономических отношений, вызванное событиями на Украине, не позволили корректно составить устойчивый во времени прогноз социально-экономического развития страны на этот период и соответственно определить объемы финансирования мероприятий, предусматриваемых ГПВ – важнейшим документом государственного планирования.

Исходные данные

В связи с этим срок ввода в действие ГПВ-2025 решением президента РФ смещен на 2018 год. До окончания разработки новой ГПВ осталось совсем мало времени, но завершение работы над ней застопорилось. Вызвано это в первую очередь столкновением между силовым и экономическим блоками правительства.

“Секвестр ГПВ приведет к снижению обороноспособности, повлечет стагнацию на предприятиях ОПК и падение научного потенциала”

Силовики и прежде всего Минобороны как основной потребитель выделяемых на ГПВ ресурсов заявили о своих потребностях, которые не приемлют Минфин и Минэкономразвития, настаивающие на совсем других, существенно меньших ассигнованиях, которые, по их оценкам, государство способно выделить на национальную оборону.

Не прибегая к эмоциональным пассажам, типа «кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую», попробуем определиться, чем вызваны потребности, о которых заявляет силовой блок.

Основные объемы ассигнований на ГПВ потребляет Минобороны. Рассмотрим, каким образом они вычисляются. Данный глагол не случаен, поскольку военным ведомством, его многочисленными органами управления и научно-исследовательскими организациями проводится огромная работа – средства, необходимые для обеспечения обороны страны, подсчитываются детально, скрупулезно. В одной статье невозможно раскрыть нюансы этой работы, но ее основные моменты следует понимать, прежде чем критиковать «милитаристские аппетиты» военных.

Важнейшим этапом разработки ГПВ является формирование ВСОИД – военно-стратегических и оперативных данных. Они системно определяют требования к структуре и боевому составу Вооруженных Сил страны (видам ВС, родам войск, количеству и типу соединений и частей) и их технической составляющей – системе ВВСТ. Требования формируются на основе прогноза видов и интенсивности войн и вооруженных конфликтов, в которых в рассматриваемом периоде может принять участие Россия.

Исходя из анализа состава и технической оснащенности группировок войск вероятного противника определяются требования к системе вооружения в целом, образцам и комплексам в частности, а также их количеству и оснащенности (подчеркнем это особо) современными образцами. Президентский указ от 7 мая 2012 года № 603 «О реализации планов (программ) строительства и развития ВС РФ, других войск, воинских формирований и органов и модернизации оборонно-промышленного комплекса» предписывал обеспечить оснащение ВС РФ современными образцами ВВСТ с доведением их доли до 70 процентов к 2020 году.

Если уж речь зашла о документах, которые в качественных показателях определяют параметры развития системы вооружения армии России, назовем еще несколько основных:

•    «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации» (утверждена Указом президента России 31 декабря 2015 года);

•    Военная доктрина Российской Федерации (утверждена Указом президента России 25 декабря 2014 года);

•    «Основы военно-технической политики Российской Федерации на период до 2025 года и дальнейшую перспективу» (утверждены Указом президента России 24 апреля 2016 года).

Кстати, последний документ предписывает «завершение перехода к качественно новой системе вооружения Российской Федерации, обеспечение внедрения результатов базовых военных технологий, а также критических промышленных технологий в создаваемые перспективные образцы ВВСТ…»

Итак, формируемые на базе этих государственных документов ВСОИД устанавливают, сколько и каких образцов ВВСТ должно быть в Вооруженных Силах РФ.

Подчеркнем, что ВСОИД и другие исходные данные, если и формируются Минобороны, другими федеральными органами исполнительной власти, но рассматриваются и получают одобрение на заседаниях коллегии Военно-промышленной комиссии. Этому предшествует объемная экспертиза документов членами Научно-технического совета ВПК.

Очевидно, что каждый образец вооружения имеет свой «жизненный цикл» (разработка, производство, эксплуатация, ремонт), по окончании которого подлежит списанию (выводу из боевого состава) и утилизации. Причем списанию подлежат не только выслужившие установленные сроки образцы, но и не соответствующие современным критериям. Следовательно, в течение программного периода какое-то количество образцов ВВСТ будет списано, это устанавливается при формировании еще одного блока документов – ВТИД (военно-технические исходные данные).

Наличие этих блоков исходных данных позволяет достаточно точно определиться с объемом затрат на переоснащение (дооснащение) частей и соединений ВС РФ, то есть на серийное производство ВВСТ. Очевидно, что его объем в течение программного периода должен быть равен объему списания. Но в процессе этого счета необходимо принять во внимание затраты на закупку боекомплекта, ремонт, эксплуатацию, подготовку к утилизации и т. п. Серийное производство только один из видов мероприятий, включаемых в ГПВ, хотя и самый ресурсоемкий. В разные периоды он составлял до 80 процентов по объему финансовых средств.

Еще один вид – научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР). Методы его формирования и определения потребных ассигнований не столь наглядны. Для этого используется еще один блок исходных данных – «Ведущие тенденции развития ВВСТ в мире», который дает представление о том, какие типы вооружений, с какими характеристиками и в каком количестве будут находиться в прогнозируемом периоде на вооружении вероятного противника.

Исходя из этого определяется, будут ли способны наши разработки противодействовать средствам противостоящей стороны (другими словами – соответствовать критерию современности), а если нет – в какие сроки необходимо изготовить новые системы для сохранения военно-технического паритета, какими характеристиками они должны обладать. На основе методик прогнозирования объемов затрат на разработку ВВСТ определяются финансовые ресурсы, необходимые для создания каждого отдельного образца и всей совокупности НИОКР. Процесс формирования ГПВ показан на схеме.

Экономика сообщающихся сосудов

Поддержание количественно-качественных параметров системы вооружения диктуется требованиями международных договоров. В частности, ОСВ-3 устанавливает количество развернутых боевых блоков, на основе чего определяются требования к количеству пусковых установок (в том числе стратегических субмарин, самолетов дальней авиации, ракетных войск стратегического назначения) и другим элементам нашего ракетно-ядерного щита.

Определение финансовых потребностей Минобороны на оснащение современной армии основывается на совокупности законодательных и нормативных документов, положениях международных договоров и самое важное – необходимости выполнения главного предназначения Вооруженных Сил – надежной защиты государства от военных посягательств.

Таким образом, запрашиваемые Минобороны на реализацию ГПВ средства не случайная, а твердо обоснованная сумма. И если она, на взгляд экономистов, неприемлема, то не стоит требовать от МО ее уменьшения, а как представляется, следует проблему решать. Ведь любое снижение выделяемых на реализацию ГПВ ресурсов неизбежно влечет за собой ограничение обороноспособности страны, национальной безопасности. То есть речь идет об интересах не военного ведомства, а государства.

Способы обеспечения национальной безопасности при снижении потенциала ВС РФ должны быть четко определены и гарантировать защиту интересов страны. Здесь, образно говоря, необходимо соблюдение закона «сохранения оборонной энергии», чтобы «ежели в одном месте что-то убудет, то в другом это обязательно прибудет». Только в этом случае можно пойти на снижение ключевых требований к ВС РФ в целом и системе вооружения в частности.

Но даже если будет решена проблема обеспечения национальной безопасности, останется по крайней мере еще одна и весьма болезненная – обеспечение промышленного развития страны. Суть в том, что ГПВ служит основой для формирования Государственной программы развития оборонно-промышленного комплекса (ГП ОПК). Она нацелена на развитие предприятий ОПК, которое бы гарантировало реализацию мероприятий ГПВ. При этом объемы финансирования ГП ОПК достаточно жестко увязаны с ассигнованием ГПВ. То есть при снижении затрат на последнюю будет неизбежно урезаться и ГП ОПК. Тем самым затормозится техническое и технологическое перевооружение одного из самых передовых сегментов экономики. «Оборонка» получит двойной удар: снижение объема заказов при уменьшении объемов ГПВ и сворачивание инвестиций на переоснащение при урезании ГП ОПК.

Следует вспомнить, что характер развития «Оборонпрома», реализуемый мероприятиями ГП ОПК, определяется положениями документов:

•    «Основы политики Российской Федерации в области развития ОПК на период до 2020 года и дальнейшую перспективу»;

•    «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2020 года и дальнейшую перспективу»;

•    ГП «Развитие авиационной промышленности»;

•    ГП «Развитие судостроения» и рядом других. 

Очевидно, что успешная реализация этих программ во многом зависит от финансирования производства ВВСТ (то есть ГПВ) и инвестирования в развитие технических мощностей и технологий (ГП ОПК).

Причем, когда называют количество предприятий ОПК (около 1400), не надо думать, что экономические беды, вызванные снижением финансирования ГПВ и ГП ОПК, этими предприятиями и ограничатся – каждое из них связано с десятками смежников, у которых свои партнеры, и это древо экономических связей начнет усыхать.

Не стоит забывать и о необходимости импортозамещения. Эта задача решается научными организациями и предприятиями, относящимися к ОПК либо тесным образом с ним связанными.

Наконец можно отметить, что научно-технический уровень ВВСТ, создаваемых в России, во многом определяет доходы, которые получает государство от продажи продукции военного назначения за рубеж. Очевидно, что и здесь недофинансирование скажется на доходах.

Получается, что при секвестре ГПВ не только предприятия ОПК, но и все государство получает двойной удар – и по национальной безопасности, и по промышленному развитию. Однажды мы уже испытали последствия такой политики, не стоит повторять прошлых ошибок.

Вообще влияние ГПВ на развитие страны более многогранно, и поэтому стоит системно проанализировать последствия ее недофинансирования, прежде чем с великим упорством настаивать на урезании.

Подводя итог, отметим, что Государственная программа вооружения – не только документ, нацеленный на обеспечение обороноспособности России, но и своего рода локомотив развития промышленного и научного потенциала страны. Снижение объемов финансирования по отношению к обоснованному уровню повлечет самые негативные последствия как для национальной безопасности, так и для промышленного развития страны. Этого допустить нельзя.

Василий Буренок, доктор технических наук, профессор.

Коллаж Андрея Седых.

Источник

 

: